Поединок

         Константин Фролов-Крымский

 

Мне снится сон: тугие луки
Звенят упругой тетивой.
А подле - недруги и други
Сошлись пред сечей роковой.
В туманном саване рассвета
К земле приникла тишина.
И Русь, как тело Пересвета,
Перед броском напряжена.
Кося в предчувствии забавы
Свои бесстыжие глаза,
Сломил конем донские травы
Промеж полков Темир-мурза.
И вои смолкли в ожиданье,
Отдать готовы кровь и пот,
Когда потоки гнусной брани
Выплевывал скабрезный рот.
Хоругви ветром полоскало,
Кольчуги мокли от росы...
И крикнул Дмитрий: «Аль не стало
Сынов достойных у Руси?!
Дерзайте, русичи! Доколе
Терпеть нам этот стыд и срам!
Душа болит – так дайте ж волю
Своим мечам да топорам!»
И тишина вдруг раскололась,
Полки сомкнулись, напряглись,
Когда раздался властный голос:
«А ну-ко, брат, посторонись».
Легко, уверенно, неспешно
Конь вынес в поле чернеца.
И сразу наглая усмешка
Сползла с надменного лица.
Глаза раскосые сверкнули,
И взвившись будто бы от шпор,
Свирепый конь в роскошной сбруе
Понес мурзу во весь опор!
Глупец! Он мчался, предвкушая
Победы скорой торжество,
Но сила правая, святая,
Уж предрекла судьбу его!
Как две скалы в широком поле,
Как два орла, в выси паря,
Как две волны в безбрежном море,
Столкнулись два богатыря.
Копыт вдруг оборвался топот,
И в той зловещей тишине  –
Лишь треск ломающихся копий.
Да ветра свист. Да храп коней.
О, как орда заголосила,
В припадке злобы Русь кляня,
Когда неимоверной силой
Мурзу швырнуло под коня!
Но враг был злобен и коварен.
И словно смертоносный дар,
В последний миг сумел татарин
Направить в сердце свой удар.
И конь шарахнулся пугливо,
Заржал с тревогой и тоской,
Когда седок вцепился в гриву
Своей немеющей рукой.
Но отпуская жизнь без грусти
С последним хрипом: «Удержусь!», –
Он веровал, что встретил грудью
Копье, нацеленное в Русь.

В расшитой золотом палатке,
Всю власть изведавший сполна,
Не знал Мамай, что в этой схватке
Его судьба предрешена.
Но в изумленье хмуря брови,
Он понял вдруг, поборник зла:
Русь, истекающую кровью,
Ему не выбить из седла!
А где-то, ждавшие до срока,
Уже во весь летели дух
Лихие соколы Боброка
Крушить постылую орду!
Копье могучего монаха
Подняв с поруганной земли,
Они неотвратимость краха
Всему нашествию несли!
Вздымая длани обреченно,
Роняя бунчуки к ногам,
Орда молилась исступленно
Своим неистовым богам.
И ждать расплаты не желая,
Хан гнал нещадно скакуна.
А вслед смеялась, оживая,
Непостижимая страна.

Александр Пересвет

 

         Пересвет был брянским боярином, опытным ратником. Он принял монашеский постриг с именем Александр.

18 августа 1380 года благоверный князь Московский Димитрий испросил у преподобного Сергия Радонежского благословение на Куликовскую битву и просил также дать ему в подкрепление 2 воинов - братьев  Александра-Пересвета и Андрея-Ослябю. Призвание монахов-бойцов имело в первую очередь духовное значение. Преподобный Сергий дал им "вместо тленного оружия нетленное - крест Христов, нашитый на схимах, и велел вместо золоченых шлемов возложить на себя". Передав воинов-схимников в распоряжение князя, преподобный Сергий сказал им: "Мир вам, братья мои, крепко сражайтесь с погаными татарами, как добрые воины, за веру Христову и за все православное христианство".

По дороге на битву Александр-Пересвет остановился в келье отшельника, жившего на месте будущего Димитриевского монастыря. Облачившись в воинские доспехи, монах-богатырь отдал отшельнику свой дорожный посох, сделанный из цельного яблоневого дерева. С тех пор посох сделался местной реликвией.

В день Рождества Пресвятой Богородицы, перед началом Куликовской битвы, Александр-Пересвет принял вызов богатыря из войска Мамая и вступил с ним в единоборство. Воины ударились копьями, оба упали с коней и скончались. "Ничейный" исход поединка явил духовную силу благословения преподобного Сергия, воодушевил русские войска и стал залогом их исторической победы.

 

      Тело преподобного Александра Пересвета было погребено близ церкви в честь Рождества Богородицы "на старом Симонове". Здесь же положили тело преподобного Андрея-Осляби.

Подвиг святого Александра Пересвета стали сразу стали прославлять в повествованиях о Куликовской битве - древнейший известный рассказ "О побоище, иже на Дону" , а также летописная "Повесть о Куликовской битве" сообщают о его гибели на Куликовом поле. Также о ней повествует и наиболее полный рассказ о схимниках-воинах Александре и Андрее, изложенный в "Сказании о Мамаевом побоище" . Его имя вошло в летописные списки убиенных на Куликовом поле и в синодики.

      Время местной канонизации преподобных Александра и Андрея неизвестно. В XVII веке их имена были внесены в святцы. В Месяцеслове Симона (Азарьина) середины 1650-х годов сказано: "Преподобнии старцы Александр и Родион, нарицаемии Пересвет и Ослябя, иж на Мамаеве побоищи убиени быша" . В конце того же века их имена как преподобномучеников Московских были включены в "Описание о российских святых". В 1896 году их имена были помещены также в "Троицком патерике" (в числе "учеников и сподвижников прп. Сергия, в месяцесловах не означенных").

      Со временем над останками преподобных Александра и Андрея были устроены надгробия, оказавшиеся в "палатке каменной под колокольней". После разборки колокольни надгробия были уничтожены, в 1794 году вновь сооружены и в XIX веке обустроены приделом.

      Хранившийся алтаре собора Скопинского Димитриевского монастыря посох святого был в XIX веке урезан [8], а в XX веке изъят и передан исторической экспозиции Рязанского государственного историко-художественного музея-заповедника. Нательный крест Пересвета долгое время находился в собрании князя Олсуфьева.

      В 1928 году Богородице-Рождественский храм был закрыт и оказался на территории завода «Динамо». Надгробия были вновь уничтожены и снова восстановлены только после возрождения храма в 1989 году, по инициативе известного художника П. Д. Корина. Сейчас в храме устроена сень над двумя надгробиями, но сами останки во время восстановительных работ не нашли, так как это место было на много метров забетонировано. В 2006 году храму был посох Пересвета из Рязанского историко-архитектурного музея.

      В 1981 году имена святых монахов-воинов были включены в состав Собора Радонежских святых. Их память было определено отмечать накануне праздника Рождества Богородицы (дня Куликовской битвы) - 7 сентября. В 2000 году в честь святого был назван город.

 Акафист  преподобным воинам схимонахам

Александру (Пересвету)

и Андрею (Ослябе)

 

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-googleplus