Время и человек, история и человек.

    Еще Александр Сергеевич Пушкин, с присущей ему проницательностью мысли, заметил, что эмоциональная память народа глубже и обширнее памяти исторической. И, очевидно, поэтому, вспоминая родную землю, землю детства и юности, давшую счастье жизни, счастье борьбы и познания, человек не может оставаться спокойным, и душа его охвачена тягой возвращения к своим истокам; в нем как бы оживают смутные голоса ушедших веков и поколений, и, чем сильнее этот зов, тем прочнее связи человека с родной землей, с прошлым, настоящим и грядущим — с тем, что принято определять коротким и необычайно емким по смыслу словом родина.

 

 

Брянщина... Земля героической судьбы, партизанской славы, но ратная ее доблесть уходит в туманные дали седой истории, к походу князя Игоря со своим братом Всеволодом Трубчевским через Севск в половецкие степи, к знаменитому «Слову о полку Игореве», рожденному именно этим походом, к зачинателю и герою Куликовской битвы брянскому боярину и затем иноку Пересвету, к переломному в отношениях с Европой Полтавскому сражению Петра Великого — в эту трудную победу, заставившую напрячь все силы России, свою долю внесли и брянские полки...

По-прежнему стоят солнечные по весне, а осенью в торжественно хмуром золоте вечные Брянские леса; над ними прошумели многие и многие века истории Русского государства; непроходимые, дремучие, служили они надежным заслоном от враждебной и буйной степи. Видели они и летучие отряды половцев, и неисчислимые орды Батыя, в них находили погибель и завоеватели с Запада. Многие народы уже закончили свой исторический путь и рассеялись в дымке прошлых эпох, а Брянские леса все стоят и стоят, и уже совсем недавно, в Великую Отечественную, партизанская их слава вновь вспыхнула ярким заревом над охваченной великой битвой землей. Десятки брянских сел и деревень были стерты с лица земли в беспощадной, кровавой борьбе с фашистскими оккупантами, но все новые и новые поколения детей Брянских лесов до сих пор поют удивительные по силе выразительности и глубине чувства партизанские песни, вылившиеся из самой души народа в грозные годы противостояния варварству. У этих песен самый гениальный творец на свете — сам народ. И это тоже бессмертная память народа, она вечна...

В середине прошлого века кровный сын Брянской земли, один из самых удивительных поэтов России Федор Иванович Тютчев писал:

Умом Россию не понять.

Аршином общим не измерить;

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить.

Тютчев хорошо знал и любил историю родной земли, боготворил природу родного края, и эта любовь выразилась в его стихах с волшебной, бессмертной силой. Как всякий истинный гений, он был еще и провидец духом, он предвидел и отдаленное будущее родной земли, будущее, еще более трудное и еще более великое, и передал его в неповторимых пророческих поэтических образах, ибо знал, что героическое начало в истории народа неделимо, и что именно оно организует душу, судьбу и само будущее народа. Он оказался прав, чему неопровержимым свидетельством была, есть и будет его родная Брянщина — край ратной доблести, высокой поэзии и терпеливого, вечного труда.

ПЕТР ПРОСКУРИН, лауреат Государственных премий СССР и РСФСР

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-googleplus
bryansk-10730.jpg